Портативное ядерное оружие, или «чемоданная ядерная бомба», уже давно является «фишкой» популярной фантастики, включая десятки фильмов, телешоу и видеоигр, таких как «Миротворец», «24» и «Battlefield 3». Нашу увлечённость такими устройствами нетрудно понять, поскольку они являются крайним выражением наших страхов перед ядерным терроризмом: их невозможно отследить, их легко спрятать, и они разрушительны. Но возможно ли на самом деле сделать ядерное оружие достаточно маленьким, чтобы поместиться в чемодане, и если да, то удавалось ли кому–нибудь его создать? Да, но это была не какая–то маленькая террористическая ячейка, а правительство США. Представленный в 1961 году, специальный ядерный фугас (англ. Special Atomic Demolition Munition; SADM) имел размеры 35,56 сантиметра в длину и 30,48 сантиметра в диаметре и весил около 26 килограмм. В его основе лежала та же самая боеголовка W54, которая использовалась в печально известном M388 Davy Crockett, ядерном надкалиберном боеприпасе, доставляемом к цели с помощью безоткатного орудия. Это было линейно–имплозионное устройство с переменной взрывной мощностью, то есть её можно было настраивать в пределах от 10 до 1000 тонн тротила, выбирая количество трития, впрыскиваемого в ядро. Разработка W54 была долгой и трудной: 15 опытных образцов были испытаны на полигоне в Неваде в рамках операций Hardtack II в 1958 году и Little Feller в 1962 году. Это самое большое количество огневых тестов, проведённых до принятия на вооружение какого–либо американского ядерного оружия, что говорит о трудностях, связанных с проектированием надёжной боеголовки такого размера. SADM был лишь частью арсенала малого тактического ядерного оружия, разработанного для противодействия потенциальному советскому наземному вторжению в Западную Европу. Эту роль он делил с вышеупомянутым M388 Davy Crockett и британским ядерным фугасом Blue Peacock. Однако, в отличие от них, SADM был сконструирован таким образом, чтобы его можно было доставить к цели вручную. На протяжении 1950–х, 1960–х и 1970–х годов армия США, морские пехотинцы и морские котики создавали специальные команды из двух человек, которых обучали обращению с ядерными боеприпасами. В случае наземной войны в Европе их миссия состояла бы в том, чтобы проникнуть в Восточную Европу и уничтожить жизненно важную инфраструктуру, такую как мосты, дороги, плотины, аэродромы и бункеры связи, чтобы остановить или замедлить советское наступление. Это проникновение можно было осуществить различными способами: команды могли попасть на территорию с помощью парашютов, подводных лодок или скоростных катеров – это зависело от конкретной цели. Одна команда даже тренировалась спускаться на лыжах в Чехословакию с австрийских Альп. Чтобы защитить боеголовку от повреждений, SADM поставляли в футляре из вспененного стекловолокна, который можно было пристегнуть к спине солдата или повесить на ремень парашюта. На случай проникновения со стороны моря или использования под землёй был разработан специальный ударопрочный контейнер, который мог выдерживать высокое давление воды и земли. После высадки команда SADM вынула бы боеголовку из футляра (его нужно было закопать) и положила бы её в специальный рюкзак, прежде чем направиться к цели. Учитывая небольшие размеры SADM, места для сложных предохранителей не было, поэтому пусковой механизм был защищён простой стальной пластиной, снабжённой кодовым замком. Поскольку американские военные в то время следовали правилу двух человек, согласно которому каждому члену команды давалась только половина комбинации. Таким образом, если кто–либо из членов команды погибал преждевременно, бомба становилась бесполезной. Поэтому, по словам капитана армии США Тома Дэвиса, который учился использовать SADM в начале 1970–х годов, большинство команд согласились на предоставление членам всей комбинации на случай реальной войны. В случае, если миссию не удалось бы завершить, команды должны были взорвать боеголовку с помощью взрывчатки, которая была у них, и предотвратить попадание её сложной конструкции в руки противника. Если бы команде удалось достичь своей цели, процесс активации был чрезвычайно прост. После снятия крышки солдаты извлекли бы детонатор из отсека для хранения и поместили бы его в оружейную шахту. Затем они установили бы таймер с задержкой до 12 часов на бомбе Mod 1 или 24 часа на Mod 2, активировали бы его и убежали бы прочь. В то время как правительство США отрицало, что операции SADM были задуманы как самоубийственные миссии, множество факторов указывало на то, что команды вряд ли когда–либо вернутся домой живыми. Будучи частью пехотного снаряжения, SADM был чрезвычайно громоздким и весил более 40 килограмм вместе с футляром. Это затруднило бы быстрое перемещение команд и значительно увеличило бы риск получения травм. Более того, команда не могла точно знать, когда взорвётся бомба. Чтобы защитить боеголовку от электромагнитных импульсов от ближайших ядерных взрывов, Sandia Laboratories оснастила SADM полностью механическим таймером, который при испытаниях оказался настолько неточным, что регулярно взрывал бомбу в течение 13 минут. Но самой большой проблемой для команды было оказаться в тылу врага отрезанными от всех средств поддержки в начале ядерной войны. Несмотря на заверения правительства, бывший оператор SADM Марк Бентли в интервью 2019 года заявил: «Мы все знали, что это была самоубийственная миссия». И хотя более 400 боеголовок W54 были произведены и размещены на передовых европейских базах, таких как Мисау в Германии, ни одна из них никогда не использовалась в бою. К концу 1970–х годов концепция ограниченной, победоносной ядерной войны устарела, и НАТО, и Организация Варшавского договора понимали, что любой конфликт может перерасти в полномасштабную глобальную ядерную войну. Тем не менее, группы SADM оставались готовыми к активным действиям до 1989 года, когда W54 была окончательно объявлена устаревшей, а все накопленные боеголовки были отозваны и выведены из эксплуатации. И хотя в настоящее время в ядерном арсенале США нет миниатюрного ядерного оружия, о существовании SADM было публично объявлено только в 1984 году – через два десятилетия после введения этого оружия, а это означает, что такое оружие, возможно, всё ещё хранится на каком–нибудь складе. В 1992 году советский перебежчик и бывший офицер военной разведки Станислав Лунев заявил, что Советский Союз разработал собственное портативное ядерное устройство под названием RA–115 и что некоторые экземпляры даже были контрабандой переправлены через мексиканскую границу и спрятаны в тайниках по всей территории Соединённых Штатов. По словам Лунева, эти устройства предназначались для убийства высших должностных лиц США в случае войны. Эти утверждения, однако, были оспорены, и, несмотря на тщательные поиски, тайники с таким оружием так и не были обнаружены. Остаётся только надеяться, что Лунев действительно преувеличил и что чемоданные ядерные бомбы – это просто выдумка.