…В моем последнем семестре в колледже на меня наехал местный звезда футбола, поскольку мы не сошлись во взглядах на то, как надо водить машину. В ходе спора ситуация стремительно накалилась, в ходе чего я оказался без сознания на земле, что вполне объяснимо: на тот момент я весил 50 килограмм, а этот здоровый бык неполных 150.

Первое, что я после этого помню – как я встретил совершено замечательную девушку, присутствие которой заставляло мое сердце лихорадочно биться. Я преследовал ее в течение нескольких месяцев и даже расправился с парой путавшихся под ногами придурков, прежде чем наконец покорил ее. Еще через два года мы поженились и она родила мне дочь.

У меня была отличная работа и моей жене не приходилось работать вне дома, поэтому, когда моей дочери было два года, моя жена родила мне сына. Мой сын был радостью всей моей жизни, я заходил в его комнату каждое утро, прежде чем уйти на работу, и души не чаял и в нем, в дочери.

Так прошло много лет, пока однажды, сидя на диване, я заметил, что перспектива настольной лампы была странной, как бы перевернутой. Это был квадратный цоколь, красный с золотой отделкой на 4 ножках и с белым квадратным абажуром. Я был настолько всем этим смущен, что не мог оторвать взгляда от этой лампы – с ней явно было что–то не так.

Я не спал всю ночь, глядя на нее и на следующее утро я даже не пошел на работу, весь день словно одержимый размышляя – что же с этой долбаной лампой было неправильно?

Я перестал есть, вставая с дивана только для того, чтобы сходить в сортир и пялился в эту проклятую лампу следующие три дня, после чего жена начала беспокоится. Закончилось тем, что ко мне вызвали докторов, чтобы увезти меня в местный дурдом, а перепуганная жена стала собирать шмотки, собираясь ухать с детьми к родителям. А тем временем я страстно пытался доказать мозгоправам, что с лампой что–то не так и что этот мир вроде как не совсем настоящий.

В общем, началась борьба с санитарами и громкие крики, но даже в этот момент я не мог оторвать взгляда от лампы. И вдруг лампа стала расширяться и углубляться, она занимала всю мою перспективу, и все, что я мог видеть, было красным. Потом я услышал новые голоса, новые крики, всевозможные странные звуки, и почувствовал боль, кровь во рту и отсутствие пары зубов. Я лежал на спине на тротуаре в окружении незнакомых мне людей. Все вокруг метались, вызывали скорую и полицию.

После этого меня полечили и начались долгих три года ужасной депрессии – я оплакивал потерю жены и любимых детей. Я не мог и до сих пор не могу поверить, что их никогда не существовало, что все это, как мне говорят, примерещилось. Иногда я во сне вижу своего сына – там ему как и раньше где–то 5 лет.